Сванети

Мы сваны пришли в долину,

дайте нам земли и пашни!

Это стихотворение о том времени, когда сваны спускались в долины на сезонные работы. Трудолюбивые жители Сванетии всегда считались желанными наемными рабочими в Западной Грузии. В конце XIX века одна из групп таких батраков невольно предсказала великое археологическое открытие. Несколько сванов в имеретинском селе Вани обрабатывали землю, принадлежавшую роду Ахвледиани. Однажды владелец земли не обнаружил рабочих на месте. Сваны исчезли, даже не потребовав плату за работу. Прошло время и в Вани на земле Ахвледиани были найдены развалины античного города и множество золотых сокровищ. Никому не известно, что именно нашли тогда сванские батраки.      

Окруженная неприступными горами родина сванов лежала далеко от равнин, караванных путей и законов. Впрочем, так было не всегда. На фреске храма XII века Мацхвариши в селе Латали муниципалитета Местиа изображена сцена миропомазания царя единой Грузии Деметре I, где сванский эристав Варданидзе вместе с другими дворянами участвует в церемонии опоясывания царя мечом. Сванетия того времени была неотъемлемой частью единой Грузии, а сваны вместе другими грузинскими племенами - творцами ее истории.

 

Начавшееся в XIV веке раздробление Грузии на мелкие княжества и царства вызвала изоляцию этого высокогорного края. За редким исключением сваны всегда были сами себе хозяевами. Характер этого народа формировался в условиях суровой природы Сванетии, в то время в низинах жизнь шла вперед.          

«В селе Жабеши общины Мулахи большой праздник. Люди собрались вместе и готовятся пировать. Неожиданно появляется тур с огромными рогами - желанная добыча для любого охотника. Тур приближается к людям, словно насмехаясь над ними, а затем скачет к горам. Лучший охотник деревни Беткили хватается за ружье и бросается за туром в погоню. Тур скачет по скалам, охотник следует за ним попятам до тех пор, пока не окажется на таком крутом утесе, что не может ни идти дальше, ни вернуться назад. Беткили, обреченный умирать на скале, понимает, что погубивший его тур прислан богиней Дали. Богиня - златовласая покровительница охотников Дали узнала об измене возлюбленного Беткили и жестоко его наказала.»

Эта легенда дошла до нас благодаря старинной сванской песне. В песне сваны славят златовласую красавицу Дали, живущую в скалах, отправившиеся на охоту охотники возжигают свечи в честь духов, а красивый зимний праздник «лампроба», который заканчивается возжиганием факелов от одного костра во дворе церкви - не что иное, как поклонение Луне.

Сваны - единственные грузинские горцы, для которых характерно полифоническое пение, сваны с удовольствием поют свои уникальные архаичные песни. Сваны поют во время праздников, работы и несчастий. Красива и поразительна сванская песня «Зари», песня которой провожают в последний путь усопших. А гимн в честь солнца «Лилео» и сейчас звучит также величественно, как и в те незапамятные дни, когда была создана эта песня. 

 

Сванетия условно делится на три части: Квемо Сванети (Нижняя Сванетия), Земо Сванети (Верхняя Сванетия) и Апхазетис Сванети (Абхазская Сванетия). Квемо Сванети расположена в бассейне реки Цхенисцкали. Центр Квемо Сванети — город Лентехи. Попасть в Квемо Сванети можно через Кутаиси и Цкалтубо, проездом через Лечхуми. Земо Сванети, центром которой является Местиа, включает бассейн реки Энгури, и ведет туда автомобильная дорога из Мегрелии — города Зугдиди. Земо и Квемо Сванети соединены между собой перевалом Загаро, который начинается в селе Ушгули и ведет в Квемо Сванети. По Загаро можно передвигаться только летом, и то - лишь на автомобилях высокой проходимости. Апхазетис Сванети включает в себя расположенную в верхнем течении реки Кодори общину (центр - село Сакени); попасть в эти места можно через село Чубери в Земо Сванети.

Среди высокогорных регионов Грузии Сванетия - самая высокогорная. Над самым высоким селом Грузии - Ушгули возвышается самая высокая вершина Грузии - Шхара (5058 м). Незабываемое впечатление оказывает называемая «невестой Сванетии» гора Тетнулди, покрытая вечными льдами и снегами (4858 м), и самая роковая для альпинистов вершина - двуглавая Ушба (4700 м). Не случайно, что сваны - единственные среди грузин, кто профессионально занимаются альпинизмом.

Историю грузинского альпинизма создавали именно сыны Сванетии - представители прославленных фамилий Хергиани, Нигуриани, Цередиани, Габлиани, Гигани, Джапаридзе и других. Память об этих людях сваны бережно хранят. В Местиа действует дом-музей трагически погибшего в 1969 году в итальянских Доломитовых Альпах Михаила Хергиани, которого прозвали «тигром скал». Сванетия вся похожа на музей. В этом неприступном крае грузинские цари хранили свои сокровища. В маленьких сванских церквушках с уникальной внешней и внутренней росписью веками хранятся сокровища - иконы, кресты и другая церковная утварь, которых бы хватило на несколько музеев.

Согласно историку XVII века Вахушти Багратиони сокровища Светицховели (кафедрального собора во Мцхета) тоже хранятся в Сванетии.

В сванских народных преданиях живет история о визите в Сванетию святой грузинской царицы Тамар. Грузинские цари и крупные феодалы во время войн не только хранили здесь сокровища, но и сами укрывались в Сванетии от врагов.

Они жаловали щедрые пожертвования сванским храмам - драгоценности и иконы. Сокровища Сванетии множились. Часть этих предметов сейчас хранится в музеях Местиа, некоторые же до сих пор остаются в сванских церквях.

Местные жители очень берегут церковные сокровища, их защита - священный долг всех сванов.

Сванети действительно представляет собой эффектное зрелище: окруженные высокими вершинами ущелья, языки ледников, доходящие порой до самой лесополосы, горные реки, лесные массивы, просторные пастбища и сванские башни - семейные крепости, которые использовались сванами для защиты от внешних и внутренних врагов.

Особенно много башен в т.н. Свободной Сванетии, которая начинается в долине реки Энгури выше села Латали («Латали» по-свански означает «сторож»).

Дело в том, что в Сванетии было несколько феодальных родов, но их власть распространялась только на низинные территории Сванетии. Сваны же, жившие выше Латали, были свободны от налогов и вассальных повинностей. Эта была территория свободных горцев, защищать которую от врагов было священным долгом каждого свана.

В XIX веке могущественные князья рода Аалешкелиани решили завладеть селом Ушгули. Силы были неровными, а князь Фута Аалешкелиани - очень могуч и суров. Жители Ушгули прибегли к хитрости. Они присягнули князю на верность и пригласили его к себе гости. У храма Богородицы в Ушгули князя ожидал накрытый пиршественный стол и приговор, который заранее вынесли ему сельчане. К стене ограды вокруг церкви было прикреплено заряженное ружье, ствол которого был нацелен на каменную скамью у стола, на которой должен был сидеть Фута. Когда князь уселся на свое место и пир разгорелся, подали условный знак, и все мужчины за столом одновременно дернули за веревку и спустили курок ружья. Вылетевшая из ружья пуля, которую отливали все деревней, попала князю в грудь и убила того на месте. Князья более не пытались подчинить себе Свободную Сванетию, а священное для сванов право на кровную месть осталось не удовлетворённым, так как в убийстве князя Футы участвовала вся деревня. У стены храма Ламария (храма Богородицы) и сейчас стоит валун в форме стула, на котором сидел Фута Аалешкелиани, а в самой стене - выемка, в которую было вложено ружье.

Сванетией всегда было трудно управлять. Когда в 1853 году (довольно поздно по сравнению с другими регионами Грузии) Сванетия «вошла» в состав Российской империи, прибывших в Сванетию чиновников ждала неприятная новость: сваны разговаривали на своем языке, который лингвистически хоть и является родственным грузинскому, однако был совершенно на него не похож, что весьма осложняло общение. Все сваны не расставались с оружием и не выказывали ни малейшего желания сотрудничать с властями или платить установленные империей налоги. При этом дом каждого крестьянина представлял собой своеобразную крепость со стеной и башней с бойницами.

Отправить в Сванетию чиновника империи или поручить ему ведение делопроизводства в Сванетии считалось своеобразным наказанием. Некоторые их них даже поплатились жизнью за то, что не проявили должного такта и терпения по отношению к этому свободолюбивому и своеобразному народу. Жертвой такого недоразумения стал губернатор Кутаиси Гагарин, которого в 1857 году в собственном кабинете заколол кинжалом князь Константин (Мурзакан) Дадешкелиани. Князь, имевший телосложение Голиафа и обладавший потрясающей физической силой, кроме Гагарина отправил на тот свет его адъютанта, двух слуг, ранил кинжалом всех, кто пытался его остановить и невредимый покинул резиденцию губернатора. Позднее князя схватили и казнили.

Столкновение между Империей и Сванетией еще раз случилось в 1876 году, когда русских военных, пришедших в село Свободной Сванетии Халде для ареста двух разыскиваемых сванов, встретили шквальным огнем из халдских башен. Вследствие стычки погибли русский генерал, несколько русских и грузинских офицеров и много рядовых солдат. Военное противостояние известное как «восстание Халде» длилось дольше месяца. В течение этого месяца село, состоявшее из 19 семей, смогло нанести большой урон армии, вооруженной пушками.

Со стороны халдцев погибло только два старика, остальные участники восстания невредимыми укрылись в горах, однако позднее сдались властям и предстали перед судом. В основном Сванетия, дороги в высокогорные села которой провели только в сороковые годы XX века, жила своей независимой жизнью. Зимой этот край был отрезан от остального мира. Все атрибуты цивилизованного мира, в том числе и законы здесь носили сезонный характер...

В начале XX века направленный в Сванетию из Кутаиси начинающий судья, выполнявший также функции следователя, провел в Сванетии три незабываемых летних месяца. Так же, как и его предшественник, судья ставил целью расследовать преступления, совершенные в течение целого года. На исходе третьего месяца судья заявил: «Для этого народа законы не писаны, мое пребывание здесь бесполезно!». Затем судья собрал все уголовные дела, облил их керосином и сжег, а затем отправился обратно в Кутаиси.

В действительности сваны жили по законам, но эти законы не имели ничего общего с законами правительств. Сваны выбирали из старейшин третейских судей - «махиивов», которые разрешали все дела, были это убийства и простые территориальные споры, и никак не желали менять своих судей-старейшин на назначенных правительством судей. Постороннему человеку трудно, почти невозможно разобраться с отношениями внутри общины. Однако посещать гостеприимную Сванетию, наблюдать за сложным бытом сванов, жить в построенных на горных склонах селах в средневековых башнях и любоваться неприступными горными вершинами - величайшее удовольствие.

Сегодня Сванетия стала горнолыжным курортом.

Развитие местной инфраструктуры - один из приоритетов правительства Грузии. В Сванетии ремонтируются дороги, строятся большие и маленькие гостиницы. Трудно сказать, каким будет будущее Сванетии, вернее ее населения - сванской общины. Почти позабытый и предоставленный самому себе край быстрыми темпами превращается в туристический центр. Будущее покажет, как переживет эти изменения сванская община и сложившийся за столетия жизненный уклад сванов. Сванетия же была и остается одним из самых красивых и примечательных регионов Грузии.

Add comment

Security code
Refresh